Л. Н. Толстой. После бала (1903).

Н. С. Лесков. Портрет.
Н. С. Лесков. «Я… знаю человека в самую его глубь». Цитаты о жизни и творчестве.
05/02/2020
Жак Луи Давид. Смерть Сократа. 1787. Фрагмент.
Вопрос на пятёрку!
06/02/2020

Л. Н. Толстой. После бала (1903).

Лев Николаевич Толстой за работой.

Лев Николаевич Толстой за работой.

«Ясная Поляна в жизни Л.Н. Толстого» — «Центрнаучфильм» 1982г. Режиссёр – А. Осташенко Фильм — путеводитель по Ясной Поляне. “Без своей Ясной Поляны я трудно могу представить Россию и мое отношение к ней”, — писал Л.Н. Толстой. Эта мысль проходит через весь фильм. Краткий обзор романов, написанных в Ясной Поляне: “Война и мир”, “Анна Каренина”, “Воскресенье”, рассказывается о политических взглядах писателя. Конфликт с правительством и семьей. В фильме представлены кадры кинохроники начала века, звучит голос Толстого, записанный на фонограф; даны кадры, запечатлевшие похороны великого писателя.

(Смотрим до 7:46)

«Весь Толстой в один клик» – уникальный краудсорсинговый проект, который организовали Государственный музей Л. Н. Толстого, музей-усадьба «Ясная Поляна» и компания ABBYY. Благодаря проекту в интернет выложено полное 90-томное собрание сочинений Толстого в форматах PDF, .fb2, ePub, .mobi и html. И теперь каждый может бесплатно скачать не только известные произведения, но и редкие статьи, черновики, дневники и письма Льва Толстого на http://www.tolstoy.ru.

Документальный фильм о Л. Н. Толстом. Прижизненные съёмки, запись похорон, члены семьи и друзья Толстого и др.

 

"После бала"

Фрагмент рассказа Л. Толстого «Николай Палкин».

Мы ночевали у 95-летнего солдата. Он служил при Александре I и Николае.
— Что, умереть хочешь?
— Умереть? Еще как хочу. Прежде боялся, а теперь об одном бога прошу: только бы покаяться, причаститься привел бог. А то грехов много.
— Какие же грехи?
— Как какие? Ведь я когда служил? При Николае; тогда разве такая, как нынче, служба была! Тогда что было? У! Вспоминать, так ужасть берет. Я еще Александра застал. Александра того хвалили солдаты, говорили — милостив был.
Я вспомнил последние времена царствования Александра, когда из 100 — 20 человек забивали насмерть. Хорош же был Николай, когда в сравнении с ним Александр казался милостивым.
— А мне довелось при Николае служить,— сказал старик. — И тотчас же оживился и стал рассказывать.
— Тогда что было,— заговорил он. — Тогда на 50 палок и порток не снимали; а 150, 200, 300… насмерть запарывали.
Говорил он и с отвращением, и с ужасом, и не без гордости о прежнем молодечестве.
— А уж палками — недели не проходило, чтобы незабивали насмерть человека или двух из полка. Нынче уж и не знают, что такое палки, а тогда это словечко со рта не сходило, Палки, палки!.. У нас и солдаты Николая Палкиным прозвали. Николай Павлыч, а они говорят Николай Палкин. Так и пошло ему прозвище…
…Я спросил его про гоняние сквозь строй.
Он рассказал подробно про это ужасное дело. Как ведут человека, привязанного к ружьям и между поставленными улицей солдатами с шпицрутенами палками, как все бьют, а позади солдат ходят офицеры и покрикивают: «Бей больней!»
— «Бей больней!»— прокричал старик начальническим голосом, очевидно не без удовольствия вспоминая и передавая этот молодечески-начальнический тон.
Он рассказал все подробности без всякого раскаяния, как бы он рассказывал о том, как бьют быков и свежуют говядину. Он рассказал о том, как водят несчастного взад и вперед между рядами, как тянется и падает забиваемый человек на штыки, как сначала видны кровяные рубцы, как они перекрещиваются, как понемногу рубцы сливаются, выступает и брызжет кровь, как клочьями летит окровавленное мясо, как оголяются кости, как сначала еще кричит несчастный и как потом только охает глухо с каждым шагом и с каждым ударом, как потом затихает и как доктор, для этого приставленный, подходит и щупает пульс, оглядывает и решает, можно ли еще бить человека или надо погодить и отложить до другого раза, когда заживет, чтобы можно было начать мученье сначала и додать то количество ударов, которое какие-то звери, с Палкиным во главе, решили, что надо дать ему. Доктор употребляет свое знание на то, чтобы человек не умер прежде, чем не вынесет все те мучения, которые может вынести его тело.
Рассказывал солдат после, как после того, как он не может больше ходить, несчастного кладут на шинель ничком и с кровяной подушкой во всю спину несут в госпиталь вылечивать с тем, чтобы, когда он вылечится, додать ему ту тысячу или две палок, которые он недополучил и не вынес сразу.
Рассказывал, как они просят смерти и им не дают ее сразу, а вылечивают и бьют другой, иногда третий раз. И он живет и лечится в госпитале, ожидая новых мучений, которые доведут его до смерти.
И его ведут второй или третий раз и тогда уже добивают насмерть. И все это за то, что человек или бежит от палок, или имел мужество и самоотвержение жаловаться за своих товарищей на то, что их дурно кормят, а начальство крадет их паек…



Солдат — бранное поносное слово в устах нашего народа, солдат — существо, движимое одними телесными страданиями, солдат — существо грубое, грубеющее еще более в сфере лишений, трудов и отсутствия оснований образования, знания образа правления, причин войны и всех чувств человека. Солдат имеет по закону только строго необходимое, а в действительности менее того, чтобы не умереть человеку сильного сложения — от голода и холода слабые умирают. Наказание солдата за малейший проступок есть мучительная смерть, высшая награда — отличие, дающее ему право, присущее человеку,— быть не битым по произволу каждого. Вот кто защитники нашего отечества.

У нас есть солдаты 3-х родов — я говорю про армейских, которых знаю. Есть угнетенные, угнетающие и отчаянные. <…>

Дух угнетения до того распространен в нашем войске, что жестокость есть качество, которым хвастают самые молоденькие офицеры. Засекают солдат, бьют всякую минуту, и солдат не уважает себя, ненавидит начальников, а офицер не уважает солдата и наслаждается в присущем каждому человеку чувстве угнетения. Мне скажут: солдат был лучше, когда их больше били, да! Но мы двинулись вперед и воротиться не можем к старому и не можем оставаться в переходном состоянии, мы должны быстро шагнуть вперед, уничтожив телесное наказание.

Л. Н. Толстой. Проект о переформировании армии. (I-я редакция). 1854-1855 гг.

Экранизация рассказа «После бала» (1962 г.).

Деталь в художественном произведении.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о