Святочные рассказы
Святочные рассказы. Библиографический список.
21.12.2021
Разряды прилагательных. Переходы из разряда в разряд.
14.01.2022
Show all

А. П. Чехов. Толстый и тонкий. Материал к уроку.

Толстый и тонкий. Рисунок Б. Калаушина. 1954

Толстый и тонкий. Рисунок Б. Калаушина. 1954

Чтение рассказа А. П. Чехова «Толстый и тонкий» Маратом Реви

«Толстый и тонкий»: словарная работа

Николаевской железной дороги: Николаевская железная дорога — до 1917 года так называлась дорога Москва — Санкт-Петербург, сейчас она именуется Октябрьской.

Пообедал на вокзале — в то время на вокзалах были хорошие, дорогие рестораны.

Губы… лоснúлись — губы блестели так, что даже отсвечивали.

Хéрес — сорт крепкого виноградного вина.

Флердорáнж — здесь: вид дорогого одеколона с запахом цветов.

Навью́чен — здесь: нагруженный так, как вьючное животное.

Пахло… ветчиной и кофейной гущей: ветчина в то время считалась едой простонародья, запах кофейной гущи говорил о низком сорте сваренного кофе.

Троекратно облобызáлись — три раза поцеловались; в старину глагол облобызаться употреблялся в высоком стиле; в современном русском языке (в том числе в языке времени А. П. Чехова) это словосочетание носило иронический оттенок.

Такой же душóнок и щёголь: душонок — душа компании, красавчик; щёголь — человек, любящий наряжаться, нарядно одетый.

Жена… урождённая…: так говорили о девичьей фамилии женщины (в основном о дворянках); герой хочет подчеркнуть, что его жена — из дворянской семьи.

Лютерáнка — женщина, исповедующая лютеранство. Лютерáнство — протестантское вероисповедание, возникшее на основе учения Лютера и направленное против католичества и папы римского. В России, христианской по преимуществу стране, лютеран было мало, и герой хочет подчеркнуть особенность жены.

Ученик третьего класса: в царское время в гимназию поступали в девять-десять лет, всего классов было семь. Значит, Нафанаилу двенадцать-тринадцать лет.

Герострáт — грек из г. Эфес в Малой Азии. В 356 году до Рождества Христова сжег одно из семи чудес света — храм Артемиды Эфесской — только для того, чтобы обессмертить свое имя. В переносном смысле Герострат означает честолюбца, добивающегося славы любой ценой.

Казённую книжку — здесь: книжку, принадлежавшую гимназии.

Эфиáльт — вождь демократической группировки в Афинах середины V века до Рождества Христова. В 462 году провел реформу, ограничившую функции ареопага — оплота аристократии. Упоминание имен Герострата и Эфиальта говорит нам о том, что в царское время в гимназиях большое внимание уделялось изучению древней истории.

Служишь где? Дослужился? — В царской России существовал специальный законодательный акт, определявший порядок прохождения службы чиновниками. Он был издан Петром I и назывался «Табель о рангах». «Табель о рангах» устанавливала 14 рангов (классных чинов, 1-й — высший) для военных, штатских и придворных. Все чиновники имели определенный чин и постепенно двигались вверх, получая новые чины. По отношению к чиновникам не использовали глагол работать, а употребляли глагол служить или словосочетание ходить на службу. Вопрос героя имеет такой смысл: «Работаешь ли ты чиновником? До какого чина ты уже дослужился?» После 1917 года «Табель о рангах» была упразднена. Но в царской России чиновники очень хорошо разбирались во всех тонкостях «Табели…» и относились к чину, который имеет человек, с большим вниманием.

Коллéжский асéссор — гражданский чин 8-го класса, а также лицо, имеющее этот чин.

Станислáва имею — орден Станислава.

Жáлованье — фиксированное денежное вознаграждение за службу, работу, которое не зависит от объема и качества проделанной работы.

Портсигáр — карманная плоская коробка для папирос.

Привáтно… делаю — делаю неофициально, частным образом.

Департáмент — отдел министерства, высшего государственного учреждения.

Столоначáльник — должностное лицо, возглавлявшее так называемый стол, низшую структурную часть государственных центральных и местных учреждений. Столоначальники обычно были чиновниками 7-го класса. Порфирий говорит о том, что он, имея чин 8-го класса, занимает сейчас должность столоначальника, которую занимают обычно чиновники рангом выше, и в этом состоит предмет его гордости.

Стáтский: имеется в виду чин статского советника, относящийся к 5-му классу. Лица, имевшие этот чин, занимали должности вице-директора департамента, вице-губернатора (заместителя губернатора) и другие.

До тайного дослужился: герой имеет в виду, что он уже получил чин тайного советника — гражданский чин 3-го класса. Лица, его имевшие, занимали высшие государственные должности: товарищ министра (то есть помощник министра), сенатор, посланник и другие.

Две звезды имею — имею два ордена.

Вытянулся во фрунт — встал по стойке смирно.

Застегнул все пуговки своего мундира: в царской России гимназисты носили особые мундиры, и перед начальством положено было появляться одетым по всей форме, с застегнутыми пуговицами.

Ваше превосходúтельство — титулование некоторых высших чинов в царской России, принятое в официальной речи.

Приятно-с, вельможи-с, хи-хи-с — частицу -c в XIX веке добавляли к словам тогда, когда хотели показать свое подчиненное положение; употребление этой частицы вносит в речь оттенок угодливости и самоуничижения.

Чинопочитáние — почитание старших по чину, по служебному положению. Чинопочитание в описанные времена было обычным явлением в чиновничьей среде, но у Порфирия оно приобретает гротескные черты.

Милостивое внимание: этот оборот показывает стремление тонкого унизить себя перед человеком, занимающим высокий гражданский чин.

Благоговéние — глубочайшее почтение; здесь это слово употреблено в ироническом ключе.

Шаркнул ногой — сделал шаркающее движение ногой, которое составляло часть ритуала поклона младшего по чину перед старшим.

Напишите-ка рассказ о том, как молодой человек, сын крепостного, бывший лавочник, певчий, гимназист и студент, воспитанный на чинопочитании, целовании поповских рук, поклонении чужим мыслям, благодаривший за каждый кусок хлеба, много раз сеченный, ходивший по урокам без калош, дравшийся, мучивший животных, любивший обедать у богатых родственников, лицемеривший и богу и людям без всякой надобности, только из сознания своего ничтожества, — напишите, как этот молодой человек выдавливает из себя по каплям раба и как он, проснувшись в одно прекрасное утро, чувствует, что в его жилах течет уже не рабская кровь, а настоящая человеческая…

А. П. Чехов, из письма из письма А. В. Суворину, 1889 г.

Табель о рангах Российской империи

Чины. Табель о рангах (Таблица)

Чины. Табель о рангах (Таблица)

Насколько «Толстый» обошел «Тонкого»?

Автор статьи — Марк Блау. Ссылка на источник.

«Настоящий мужчина состоит из мужа и чина»

А.П.Чехов

Нигде так не давит авторитет, как у нас, русских, приниженных вековым рабством, боящихся свободы… Мы переутомились от раболепства и лицемерия.

А.П.Чехов

Писателей, которых хочется перечитывать, не так уж и много. Чехова я перечитываю  до сих пор, получая от этого немалое удовольствие, а иногда совершая маленькие открытия.

К примеру, совсем недавно обратил я внимание на то,  что Чехов в своих рассказах, описывая персонаж ( в свойственной ему манере, точно и немногословно), никогда не  забудет упомянуть и его чин, если таковой имеется.  Откуда такая внимательность к чинам у человека, никогда на государственной службе не состоявшего и, следовательно, никакого чина не имевшего?

Да — редкое для того времени везение — «радости» государственной службы Чехову испытать не довелось. Но жил-то он в Российской империи и писал для русского образованного читателя. А этот читатель был, как правило, человек служилый, чиновник или офицер. А если даже чеховский читатель на службе у Государя не состоял и кормился «вольными искусствами» или прочими «ремеслами», то все равно и сам он, и вся жизнь вокруг были надеты, как шашлык на шампур, на «Табель о рангах».

«Табель о рангах» — это единообразная система чинов и званий, которую Петр I ввел 24 января (4 февраля) 1722 года, пытаясь из рыхлого государства, доставшегося ему в наследство, сделать стройную и послушную монаршей воле империю. За прошедшие более чем 150 лет эта железная клетка (или — да простится мне более грубое сравнение — кол в заднице) для страны стала уже привычной. Более того, всеми живущими в России она ощущалась необходимой. Не только как позвоночный столб государства, не только, как высочайше гарантированный прейскурант разнообразных благ для служилого сословия, но и как своеобразный социальный ориентир, позволявший быстро и точно определить свое место в российском обществе. В последней четверти 19-го века, когда А.П.Чехов начинал свою литературную деятельность, в общественном сознании каждый военный или статский чин перестал быть непонятным, переведенным с немецкого языка, словосочетанием, а обрел плоть и кровь.

Плоть, кровь и возраст. Каждый чин, как в военной службе, так и в статской, давался после некоторой выслуги лет. Каким, к примеру, представлялся поручик? Молодым, лихим, не женатым. Каким же еще прикажете быть в двадцать лет, в самом начале офицерской службы? Напротив, коллежский асессор, прослуживший в канцелярии уже лет пятнадцать, просто обязан был быть человеком лет около сорока. Человеком если не умным, то разумным и жизнью ученым. Человеком положительным,  имеющим уже вполне приличное жалованье и еще немалые перспективы продвижения по служебной лестнице.

Таким образом, фраза А.П.Чехова, вынесенная в эпиграф, четко отражала современные писателю российские реалии. Когда, знакомясь, мужчина называл свой чин или воинское звание, любой подданный Российской империи непроизвольно сверял вид собеседника с хранящимся в сознании «образцом», соответствующим этому чину или званию. Результат сравнения довольно много говорил о том, «какого поля ягода» собеседник и как себя с ним вести. Иногда, правда, можно было и просчитаться. В жизни случались казусы.

В хрестоматийном рассказе «Толстый и тонкий», написанном А.П.Чеховым в 1883 году как раз такой казус и описывается.

Слава Богу, нам пока еще не требуется перевод чеховского русского языка на «новорусский». Но вот многие реалии его произведений уже требуют расшифровки.

Нынешнему читателю для пояснения этого короткого рассказика требуется пространное толкование. Толкование, занимающее места никак не менее, чем сам рассказ.

Итак, где-то между Петербургом и Москвой на вокзале повстречались два приятеля. Они когда-то вместе учились в гимназии. Сперва все вроде бы хорошо и замечательно. Радость встречи, лобзания, воспоминания. Вещь, которую и сейчас нетрудно представить. Кто не бывал на встречах школьных друзей или однокашников студенческих лет? Кто, в конце концов, не испытал на себе какую-нибудь интернетовскую социальную сеть: «Одноклассники.ру», «Вконтакте. ру» или аналогичную муру?

Сначала мы узнаем о достижениях тонкого. «Коллежским асессором уже второй год и Станислава имею…» Остановимся здесь, посчитаем. Чин коллежского асессора давался после 16 лет выслуги. На статскую службу обычно поступали не сразу после гимназии, в восемнадцать лет, а по окончании университета, в двадцать два года. Кстати, чин коллежского асессора без университетского образования вообще получить было нельзя.

Итак, «Тонкий» поступил на службу по окончании университета. Выпускники университетов карьеру начинали не с нижнего, 14 класса, чина коллежского регистратора, а с чина классом выше, с губернского или, может быть, с коллежского секретаря. Но даже в лучшем случае до коллежского асессора надо было служить десять лет. Итак, «Тонкому» в момент повествования 32-35 лет. Служба у него шла обычным темпом. Положенный за выслугу лет орден святого Станислава 3-й степени он уже получил.

В качестве достижений предъявляется также жена «Луиза, урожденная Ванценбах… лютеранка…«. Сие должно свидетельствовать об: а) определенной свободе взглядов на религию, впрочем, в пределах разрешенных и б) имевшей место быть романтической истории. А иначе к чему просто так жениться на немке?

Другое достижение «Тонкого» — сын Нафанаил, ученик 3-го класса гимназии. Следовательно, ему 13 лет. Значит вышеупомянутая романтическая история имела место лет 14 назад, едва ли не по выходе из университета. По мнению большинства чиновников, современников Чехова, «Тонкий» женился рановато. Чиновники нижних классов получали жалованье для жизни явно недостаточное. Приходилось либо докладывать из своего кармана в надежде, что через десять лет восполнишь затраты, либо находить разного рода приработки, честные или условно честные, а то и вовсе бесчестные — тут уж как повезет.

Но вернемся к служебным достижениям «Тонкого». Велики ли они? Пожалуй, да. Статский чин коллежского асессора соответствовал воинскому званию капитана. В то время этот чин давал право на личное дворянство. Так что даже скромное представление: «такой-то, коллежский асессор» производило на окружающих впечатление внушительное. Если принять еще во внимание имя «Тонкого», Порфирий, достаточно распространенное в купеческой и духовной, но не в дворянской среде, можно понять — ему есть чем гордиться.

И еще один момент. Для «Толстого» эта станция только остановка по пути из Петербурга в Москву или наоборот. Он «только что пообедал на вокзале, и губы его, подернутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Пахло от него хересом и флер-д’оранжем«. Тонкий же приехал в это (условно говоря) Бологое надолго, если не навсегда. Он «только что вышел из вагона и был навьючен чемоданами, узлами и картонками«. Приехал, кстати, из Петербурга, поскольку «служил, знаешь, в департаменте«. Отчего же в провинцию?  Оттого, что «переведен столоначальником по тому же ведомству… «. Мы пробегаем глазами смешное слово «столоначальник» и только хихикаем. Тоже должность: начальник стола. Современники Чехова, даже самые анархически настроенные, но знакомые с родными реалиями понимали, что иронизировать здесь не над чем. «Стол», говоря нынешним языком, отдел в учреждении, центральном или местном. На должность эту ставили чиновников седьмого класса, надворных советников. «Тонкого» же назначили начальником как бы «на вырост». Капитана назначили командовать батальоном, на майорскую должность. Значит, в скором времени ожидается повышение. И сам герой это понимает, потому так доволен переездом в провинцию. Опять же, столичная жизнь была не по карману. «Жалованье плохое… ну, да бог с ним! Жена уроки музыки дает, я портсигары приватно из дерева делаю.«. Здесь, слава Богу, об этом приработке можно будет забыть. Или же рукодельничать просто так, для души. Профессор Менделеев Дмитрий Иванович, скажем, чемоданы для собственного удовольствия делает, а наш герой — портсигары.

«Тонкий» радостно рассказав обо всем другу, ожидает в ответ услышать аналогичную историю успеха. Ведь вместе начинали, и служба шла хорошо… Значит «Толстый» приблизительно в тех же чинах: седьмой-восьмой класс. От полноты чувств он готов даже предположить, что однокашник добился и больших успехов. «Небось, уже статский? А?«. Чин статского советника имели заместители губернаторов или заместители директоров департаментов в министерствах.  До этого чина можно было дослужиться лет за тридцать  беспорочной службы. В принципе, это был потолок которого достигали не все, но многие. Которого достичь еще и «Тонкий» не потерял надежды. Какие наши годы?

И вдруг: как обухом по темечку. «Нет, милый мой, поднимай повыше,— сказал толстый.— Я уже до тайного дослужился… Две звезды имею.» Тайный советник — чин третьего, генеральского, класса. Сразу выясняется и должность «Толстого». Чин тайного советника давался высшим государственным чиновникам, министрам, товарищам (заместителям) министров, посланникам. А «две звезды» — это большие восьмиконечные звезды, знаки отличия высших степеней орденов святого Станислава и святой Анны.  На фоне этих звезд крест ордена святого Станислава 3-ей степени, предмет гордости «Тонкого», тихо гас.

Мало того, погас и сам «Тонкий». Погас и со смешной льстивостью растекся перед столь нежданно возникшим начальством. Сверчок высчитал свой шесток и безропотно на него запрыгнул. Испытывая неловкость от проявленного только что непростительного амикошонства. Как его угораздило похлопать по плечу его превосходительство? Сработал обычный рефлекс человека, родившегося, выросшего и живущего в обществе с жестко установленной иерархией.

И сам «Толстый», будь он даже супер-демократичного нрава, ничего поделать бы с этим рефлексом не смог.  Разве только сказать:

«— Ну, полно!.. Мы с тобой друзья детства — и к чему тут это чинопочитание!»

Да к тому,  что капитану поддерживать дружеские отношения с генерал-лейтенантом никак не возможно. Особенно — о, очарование и проклятие мундира! — когда оба не в партикулярном платье. Друг не может быть начальником, а начальник — другом. Это понимали все читатели А.П.Чехова. Это и сам «Толстый» понимал, быстро расставшись с бывшим школьным приятелем.

Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x